Пиар и реальность в Грузии

Аналитика, История - 2011/03/15 - 13:55

Одной из наиболее острых проблем во внешней политике Южной Осетии, регулярно будоражащей общественное мнение республики, продолжает оставаться тема граждан РЮО, незаконно захваченных грузинскими спецслужбами и находящихся в тюрьмах Грузии, а также вопрос без вести пропавших. О том, какая работа ведется в этом направлении и насколько грубые нарушения прав человека соотносятся с попытками создания демократического имиджа для Грузии - тема нашего разговора с Уполномоченным по правам человека при Президенте РЮО Давидом Санакоевым.

- Недавно произошла взаимная передача задержанных между Южной Осетией и Грузией, свободу получили 7 жителей нашей республики. Сколько еще граждан Южной Осетии остается в тюрьмах Грузии? Какая работа ведется в этом направлении, в частности, со стороны комиссара Совета Европы по правам человека Томаса Хаммарберга?

- С учетом последней передачи 7 человек, сейчас в тюрьмах Грузии находится более 20 граждан Южной Осетии. Однако точные цифры нам неизвестны, так как грузинская сторона до сих пор отказывается предоставить достоверные данные. Нужно также учитывать, что у некоторых из осужденных граждан РЮО заканчиваются сроки, и они выходят из тюрем самостоятельно, и мы не всегда узнаем об этих фактах. Поэтому списки на сегодняшний день не являются окончательными, что составляет для нас определенную сложность.

Что касается Южной Осетии, то на сегодняшний день в местах заключения находятся несколько граждан Грузии, задержанных за различные правонарушения. Уголовные дела в отношении двоих из них на данном этапе - в стадии рассмотрения, по их вопросу еще нет решений суда.

Рассматривая в целом проблему задержанных, следует отметить, что в плане обеспечения более ответственного подхода в подобного рода делах, положительное влияние оказало бы участие третьей стороны. В данном случае речь идет о комиссаре Совета Европы Томасе Хаммарберге. Он, безусловно, сыграл важную роль в этом процессе, начиная с 2008 года, когда намного больше наших граждан находилось в Грузии, так же, как и граждан Грузии в Южной Осетии.

По данному вопросу мы поддерживаем постоянный контакт с комиссаром Совета Европы. Он определил свое отношение к этой проблеме в ряде документов, которые издал по отношению к Южной Осетии, в частности, в своем докладе, где обозначено 6 пунктов по выходу из сложной гуманитарной ситуации. Второе - то, что г-н Хаммарберг вынес меморандум по без вести пропавшим и задержанным. И третье - независимые международные эксперты, которые были приглашены комиссаром Хаммарбергом, проделали большую работу по мониторингу за ведением поиска без вести пропавших. Касательно судьбы 4 без вести пропавших граждан Южной Осетии эксперты пришли к выводу, что они находились у представителей силовых структур Грузии. Об этом, кстати, с самого начала утверждала и югоосетинская сторона.

Комиссар Совета Европы по итогам своего доклада дал конкретные рекомендации грузинской стороне. Однако на данном этапе грузинские власти их не выполняют. Поэтому мы стараемся убедить их в необходимости выполнения рекомендаций Хаммарберга, так как решение вопроса заключенных и без вести пропавших способствовало бы снижению напряженности в наших отношениях.

- За последний год Вы неоднократно принимали участие во встречах, конференциях с участием неправительственных, экспертных и политических кругов западных стран. Каковы Ваши впечатления? Меняются ли их оценки произошедшего после услышанного от представителей Южной Осетии?

- У нас часто проходят встречи не только с представителями международных организаций, но и с представителями Евросоюза, отдельных европейских государств. Необходимо отметить, что мнение о Грузии и Южной Осетии нельзя назвать однозначным и цельным, например, даже в Евросоюзе. Каждая из стран имеет свою позицию по этому поводу, исходящую из ее государственных интересов. Однако чем больше времени проходит и чем больше до политических, общественных кругов и гражданского общества западных стран начинает доходить информация непосредственно из Южной Осетии, тем сильнее у них возникают определенные вопросы. Не скажу, что мнение о нас меняется кардинально, но многие впервые узнают о действительной картине произошедшего не только в 2008 году, но и о событиях 1991-92 годов, о проблеме беженцев-осетин, которая до сих пор не решена. Осетины, изгнанные из Грузии в 1991-92 гг., не получили ни компенсаций, ни удовлетворения своих имущественных интересов.

Грузинская сторона и многие международные организации пытаются свести грузино-осетинский конфликт только к событиям августа 2008 года, мы же говорим о том, что война 2008 года стала апогеем всей этой агрессии, которая началась в 1991 году, и тогда, конечно, грузинская сторона не находит ответов на вопросы.

В целом, чем больше информации доходит до общественности и политических кругов зарубежных стран непосредственно от представителей Южной Осетии, тем лучше и для нас, и для них прежде всего в плане выработки взвешенного подхода и принятия объективных решений по многим принципиальным политическим вопросам.

Руководство Южной Осетии в рамках Женевских дискуссий и в других форматах всегда заявляет о том, что готово сотрудничать с представителями международных организаций и отдельных стран, но есть определенные условия, которые нельзя не учитывать. Одним из основных критериев является то, что после признания РЮО в 2008 году существуют новые реалии, с которыми необходимо считаться. Это понимание приходит ко все большему числу представителей международных организаций и стран.

Кроме того, мы четко обозначили свою готовность сотрудничать с ними, если эта помощь будет приходить через территорию Российской Федерации, с которой у РЮО заключены определенные договоренности и где мы можем обеспечить безопасность, дать правовые гарантии и все, что необходимо для плодотворного сотрудничества с представителями международных организаций. Но в то же время международные организации пока что больше зависят от внутренних решений грузинского государства, которое они признают.

- Среди западных экспертов и СМИ педалируется свежеиспеченный тезис о том, что Грузия является постмодернистским государством. Как этот тезис соотносится с соблюдением прав человека и в целом демократических свобод в Грузии?

- Развитие государства, как известно, процесс динамичный. И когда мы слышим заявления о том, что за короткий период времени государство перепрыгнуло несколько этапов своего развития, в это не поверит ни один серьезный эксперт, который разбирается в вопросах становления и развития государства. В первую очередь речь идет о молодых государствах, для которых даже 20 лет не являются достаточным сроком, чтобы из одной фазы развития перейти в другую. В данном случае мы имеем дело с хорошим пиаром, который пытаются делать для Грузии нанятые ею специалисты.

Если бы на самом деле Грузия была постмодернистским государством, у Южной Осетии не было бы с ней столько проблем и нерешенных вопросов, которые имеются на сегодняшний день, в частности, по таким больным вопросам, как поиск без вести пропавших, соблюдение прав заключенных и не только. Существует широкий круг проблем, которые прежде всего касаются грузинского общества, но некоторые из них имеют непосредственное отношение к гражданам Южной Осетии, попадающим в сложные ситуации в приграничных территориях, связанные с нарушениями со стороны силовых структур Грузии. Ситуация с газоснабжением Ленингорского района также является одним из показателей действительного уровня развития Грузии.

Будь в Грузии постмодернизм, не было бы столько ограничений и препятствий и в решении многих других актуальных гуманитарных вопросов для граждан РЮО, проживающих в Ленингорском районе. В этом случае Грузия демонстрирует как раз-таки свой реальный уровень развития.

Помимо разгона мирных демонстраций с массовыми избиениями, можно привести другой пример, когда народный защитник-омбудсмен Грузии Созар Субари не смог реализовать свои непосредственные полномочия и выступить с докладом перед грузинским парламентом о состоянии прав человека в Грузии. Каждый раз находились причины, чтобы отменить доклад омбудсмена перед парламентариями, не говоря уже о том, что он сам подвергся физическому воздействию, причем именно во время разгона мирных демонстраций. В итоге народному защитнику Грузии пришлось зачитать свой доклад перед представителями гражданского общества и общественности в одной из гостиниц Тбилиси.

Алан ТЕДЕЕВ

Источник - Газета Южная Осетия.