Война в Южной Осетии (по материалам средств массовой информации)

2010/04/22 - 14:59

Война в Южной Осетии (08.08.08) стала одной из самых обсуждаемых тем в российской и в западной прессе. На Интернет-сайтах и в информационных агентствах появилось сотни тысяч упоминаний данной темы. Российская и западная пресса, кардинально расходясь в оценке произошедших событий, соглашаются в одном – ни Осетия с Абхазией, ни Грузия с Россией уже не вернутся к прежнему состоянию.

Одной из самых главных и глубоких причин конфликта, по мнению Д. Фурмана, «это психологическая готовность к нему, это уровень раздражения, достойный, чтобы какой-то поступок другого мог спровоцировать конфликт. В грузино-российских отношениях «на взводе» давно уже были и грузины, и русские» (1). При этом, по глубокому убеждению грузинского государства, основной точкой преткновения в осуществлении «великих грузинских планов» являлась Россия. Причиной же российского раздражения Грузией было, несомненно, очень упорное тяготение грузин к Западу, сочетающееся с крайней слабостью грузинского государства и провокационным, демонстративно антироссийским характером его политики.
У национальных конфликтов в Грузии существуют свои предпосылки. Первая и основная заключается в грузинском национализме, временами переходящем в фашизм. Одним из основополагающих лозунгов первого независимого президента Грузии Звиада Гамсахурдия была «Грузия для грузин».
В новой Грузии Южная Осетия была одним из трех анклавов (также в этот список входят Абхазия и Аджария), традиционно по советской конституции имевших статус автономных областей. В каждом из этих регионов «сепаратисты» всегда осознавали, что их интересы и склонности лежат ближе к Москве, и решительно воспротивились установлению власти нового независимого тбилисского правительства. Осетинам за подобное свободолюбие грузинские власти на протяжении двух столетий жестоко мстили. Претендуя на территории, никогда ранее не принадлежавшие Грузии, тбилисские власти сознательно вводили в заблуждение мировую общественность.
Осетия вошла в состав Российской империи в 1774 г., на 27 лет раньше Грузии. В 1922 г. в составе Грузинской ССР была создана Юго-Осетинская автономная область. При советской власти попытки осетин поднять статус своего территориального образования ни к чему не привели. После революции 1917 года Северная Осетия вошла в состав Горской республики, а затем стала автономной республикой в составе РСФСР. При этом до установления в Грузии советской власти на осетинских территориях произошло несколько национальных восстаний.
С началом перестройки в Советском Союзе в Грузии и Южной Осетии активизировались национальные движения. 10 ноября 1989 года Совет народных депутатов Юго-Осетинской автономной области преобразовал регион в автономную республику в составе Грузинской ССР. Президиум Верховного совета Грузии 16 ноября 1989 года признал это решение незаконным и создал "Комиссию по изучению вопросов, связанных со статусом Юго-Осетинской АО". Осетины восприняли это как шаг к ликвидации автономии. 23 ноября 1989 года грузинские националистические движения попытались провести митинг в Цхинвал. Из разных районов Грузии сюда прибыли, по разным данным, до 60 тыс. человек. Колонна была остановлена у въезда в город и после двух суток противостояния, в результате которого были убитые и раненые, повернула обратно. В регионе начались столкновения осетинских и грузинских вооруженных формирований, Цхинвал подвергся блокаде.
20 сентября 1990 года Юго-Осетинский областной Совет провозгласил Юго-Осетинскую Советскую Демократическую Республику. 10 декабря 1990 года парламент Грузии постановил упразднить Юго-Осетинскую автономную область. На следующий день, после гибели в межэтническом столкновении нескольких человек, Тбилиси ввел на территории Цхинвала и Джавского района чрезвычайное положение. По приказу председателя парламента Грузии Звиада Гамсахурдиа 6 января 1991 года в Южную Осетию были переброшены грузинские отряды, боевые действия резко активизировались, началась блокада автономии.
19 января 1992 года в Южной Осетии состоялся референдум по вопросу "О государственной независимости и воссоединении с Северной Осетией". Большинство поддержало эти идеи. Одновременно части республиканской гвардии Грузии с тяжелой техникой продолжали осаждать Цхинвал и другие населенные пункты. Всего в ходе боевых действий безвозвратные потери (убитые и пропавшие без вести) с осетинской стороны составили 1 тыс. человек, ранено свыше 2,5 тыс. К середине 1992 года бои стали стихать, чему способствовала политическая нестабильность в самой Грузии, где началась гражданская война.
Конфликт был остановлен после того, как 24 июня 1992 года президент РФ Борис Ельцин и председатель Госсовета Грузии Эдуард Шеварднадзе подписали Дагомысское соглашение о принципах урегулирования конфликта. В рамках его реализации 14 июля 1992 года в Южной Осетии был прекращен огонь, и начали действовать совместные миротворческие силы в составе российского, грузинского и осетинского батальонов.
С тех пор Южная Осетия была фактически независимым государственным образованием — со своей конституцией (принята 2 ноября 1993 года) и госсимволикой (флагом, гербом, гимном). Грузинские власти продолжали рассматривать ее как административную единицу Цхинвальский регион, но активных шагов по установлению контроля над ним не предпринимали.
Таким образом, «провозгласив себя республикой в 1990 году, Южная Осетия уже не была в составе Грузинской ССР, которая отменила действия всех законодательных актов СССР. Юго-Осетинская автономная область входила в состав Грузинской ССР именно по законодательным актам СССР. Ко времени самоопределения Грузии как независимого государства (1992 г) в ее составе ни юридически, ни фактически уже не было Южной Осетии» (2).
Война тогдашнего грузинского президента стала бедствием для его народа, что привело к 300 тысячам и более беженцев из «очищаемых» мятежных регионов, однако «для осетин и абхазов те зверские чистки, проводимые грузинскими солдатами, стали неизгладимым воспоминанием» (3). Тогда, в начале 90-х гг., у Грузии не хватило либо военной силы, либо политической воли решить проблему с отколовшимися территориями.
«Революция роз», произошедшая в Грузии в 2003 году, когда получивший образование в США Михаил Саакашвили взлетел к власти на волне националистических и прозападных настроений, вновь обострила проблему территориальной целостности Грузии. Опасаясь новых попыток Тбилиси навязать свою власть силой, Аджария запросила мира. Но Южная Осетия и Абхазия провели референдумы и в одностороннем порядке провозгласили независимость. Не получив международного признания, они обратились к России, причем не только за моральной поддержкой (4).
Не следует забывать, что президент Грузии М. Саакашвили пришел к власти с двумя базовыми лозунгами - возвращение утраченных земель (к коим он относил Южную Осетию и Абхазию) и возрождение единой Грузии. При этом он делал громкие заявления о том, что обязательно вернет некогда утерянные его страной территории. Видя себя современным воплощением средневекового грузинского царя Давида Строителя, он заявлял, что к концу его президентского срока территориальная целостность Грузии будет обязательна восстановлена.
Однако за красивыми словами о единстве грузинских территорий скрывается совсем иная проблема. М. Саакашвили намерен был вернуть эти территории любой ценой. Через кровь и слёзы своих якобы сограждан. При этом М. Саакашвили знал, что мирным путём южные осетины, ни за что не войдут в состав Грузии. Единственный вариант — вероломно напасть, часть непокорившихся людей убить, зачистить территорию, ликвидировать все системы жизнеобеспечения и выдавить оставшихся в живых за границу Южной Осетии.
Наличие нерешенных территориальных споров мешало Грузии вступить в НАТО, поскольку, в отличие от США, в Евросоюзе прекрасно понимали, кому придется решать эти проблемы, причем военными методами. Впрочем, и дать добро на отделение непризнанных республик президент Грузии не мог - это стало бы для М. Саакашвили политическим самоубийством.
Все последующее время грузинские власти искали пути решения проблемы. Уже весной 2004 года власти Грузии ликвидировали так называемый Эргнетский рынок под предлогом борьбы с контрабандой. Фактически была установлена экономическая блокада Южной Осетии. В зону конфликта начали вводиться формирования грузинской полиции, внутренних войск, а затем и армейские подразделения. Последовал захват господствующих высот, которые играют решающую роль в случае боевых действий. За контроль над ними развернулись бои.
В ночь с 18 на 19 августа 2004 года проходят телефонные консультации с участием посла США в ОБСЕ Стефана Миникса, американского посла в Тбилиси Ричарда Майлса и президента Грузии М. Саакашвили. К утру они вроде бы пришли к единому мнению о прекращении военных действий. И тут же грузинские войска принялись штурмовать господствующие высоты возле Цхинвала. Взятый в плен сотрудник ОВД Дзауского района Южной Осетии Геннадий Санакоев был зверски убит. Его тело, переодетое в казачью форму, предъявили в качестве доказательства российского вмешательства. Начался интенсивный дневной обстрел Цхинвала. Южная Осетия заявила о начале против нее широкомасштабной агрессии. Абхазия привела в полную боевую готовность свои вооруженные силы. В непризнанные республики заспешили добровольцы с Северного Кавказа и других регионов РФ, но грузинские войска к вечеру того же дня покинули высоты.
Военная авантюра Грузии 2004 г. закончилась чередой громких отставок высокопоставленных военных руководителей. После этой неудачи в Грузии началась масштабная подготовка к следующей решающей (победоносной) войне. При этом президент Грузии учел свои прежние огрехи и попытался максимально подготовиться к военной операции. Американцы и израильтяне готовили грузин. Уже начиная с 2000 года, американские инструкторы обучали грузинский спецназ. После длительных тренировок создать из грузин бригаду спецназа американцам не удалось – по причине, как они заявили со всей своей простотой, что «грузины клинические трусы и панически боятся любых боевых действий» (5).
Определенных успехов они добились лишь к 2008 году. Гордостью грузинского правительства стало боеспособное подразделение «коммандос». Большая часть солдат грузинского спецназа стажировалось на Западе. Все приготовления и личный состав грузинских войск курировался спецслужбами Америки. В них действовали отставные военнослужащие, проходящие подготовку по программе «Пентагона». Вся подготовка проходила под американскую кальку. Избегая контактного боя, они создавали массированный огонь, пытаясь подавить все живое в Цхинвале. Это так называемый американский стиль войны. Вспомним, что создание саакашвилиевской армии сопровождалось колоссальным пиаром, как внутри Грузии, так и за рубежом. Интернет наводнялся эффектными фоторепортажами о боевой подготовке грузинских молодцов в американском обмундировании и американских касках. Сам М. Саакашвили часто и с наслаждением принимал военные парады, на которых стройные батальоны маршировали по улицам Тбилиси с американскими винтовками в руках. Создавался виртуальный образ настоящей современной «западной армии», эдаких голливудских супергероев. Грузия стала как бы витриной успешного военного реформирования в западном стиле. Но на деле обновленная грузинская армия не оправдала возлагавшихся на нее М. Саакашвили надежд. Грузинские военнослужащие при ведении боевых действий проявили достаточно неплохую подготовку и упорство на низших тактических уровнях, однако управление грузинской армии оказалось не слишком удовлетворительным. Упорству грузин в боевых действиях на территории Южной Осетии способствовала этническо-местническая мотивация, типичная для межнационального конфликта. Военнослужащие, лишенные такой мотивации, быстро теряли дух. Повышенная эмоциональность, возбудимость и впечатлительность грузин способствовала быстрому переходу к панике и деморализации при столкновении с явным преимуществом противника. Командование частей грузинской армии, как можно судить, не смогло обеспечить должный уровень твердости и дисциплины руководства и теряло управление в условиях сильного нажима противника и его ударов по пунктам управления и связи. Определенную роль в упадке духа грузин сыграло и общее ощущение бесперспективности борьбы с могущественной российской армией (6).
"Мы бились за свой город, а для них он был чужим", - пояснил Анатолий Баранкевич, секретарь Совета безопасности Южной Осетии в момент событий. Эти оценки подтверждают и западные наблюдатели: "Никто не оспаривает, что (грузинская) армия была охвачена хаосом и страхом, который достиг таких пропорций, что она бежала всю дорогу до столицы, бросив город Гори без подготовки к какой-либо серьезной обороне, и еще до того как русские достигли его сколько-нибудь значительными силами. Путь отступления был усеян брошенным снаряжением". Натовский старший офицер даже утверждал, что один из высокопоставленных грузинских генералов бежал с поля боя в машине скорой помощи, "оставив позади свой долг и своих солдат".
Однако в тех случаях, когда грузинские военные временно оказывались хозяевами положения, они проявляли поистине звериную жестокость. В эти минуты просыпалась патологическая ненависть к осетинам. В Интернет-сайтах, мы обнаружили два очень характерных сообщения, раскрывающих отношение грузинского народа к своим соседям – осетинам. В блоге Apoplaws – автор приводит свои воспоминания беседы с приятелем- грузином. Как он сообщает, ему (приятелю) в 90-х годах пришла открытка с текстом «приезжай в Грузию, пойдем на охоту на осетин».
И второе сообщение (текст приводится без изменений): «Каким образом у абхазских и осетинских подонков вдруг оказалось на руках масса оружия, включая танки и самолеты. На базаре купили или это суверенные страны, которые могут на законных основаниях закупать оружие??? Бред!!! Вдруг, по мановению волшебной палочки, а точнее, по решению российского фашиствующего хама, абхазы и осетины стали гражданами России. На законных основаниях? А если это уже граждане России, то какое они имеют право управлять территорией иностранного государства, т. е. Грузии? Или это по законам бандитским того-же российского фашиствующего хама? И если эти подонки имеют оружие на территории иностранного государства, т.е. Грузии, то Грузия не то, что имеет право, а ОБЯЗАНА очистить свою территорию от этой нечисти. Так, что россияне, берегитесь в первую очередь СА и этого дьявольского отродья, а не то еще не один дом в воздух взлетит под видом учений НКВД (ФСБ) по выявлению бдительности граждан». На наш взгляд эти два сообщения раскрывают в полной мере отношение грузин к осетинам. И становятся вполне объяснимыми причины столь масштабной военной подготовки. На сегодняшний день известны практически все военные приобретения Грузии. Закупалось огромное количество вооружения (преимущественно наступательного характера). Грузинское правительство приобретало оружие в 15 странах. Военную технику и боеприпасы поставляли США, Болгария, Венгрия, Греция, Латвия, Литва, Турция, Франция, Чехия, Эстония, Израиль, Босния и Герцеговина, Сербия, Украина. Озвучена также численность военного контингента (7).
Параллельно с военной подготовкой президент Грузии систематически выдвигал различные схемы урегулирования конфликта, заранее понимая их неприятие в Южной Осетии. Так, 26 января 2005 года на заседании ПАСЕ в Страсбурге М. Саакашвили обнародовал мирные инициативы в отношении Южной Осетии, предложив региону статус широкой автономии. Президент непризнанной республики Эдуард Кокойты план Тбилиси отверг.
Новый виток противостояния начался 1 февраля 2006 года, после того как в окрестностях грузинского села Тквиави "Урал" российских миротворцев столкнулся с частными "Жигулями". На место был переброшен грузинский спецназ, миротворцы подтянули свою бронетехнику, по тревоге были подняты части армии Южной Осетии. Ситуация разрешилась после личного вмешательства командующего миротворцами Марата Кулахметова. 15 февраля 2006 года парламент Грузии принял постановление, предусматривающее прекращение миротворческой операции. В дальнейшем в Тбилиси принимали еще несколько документов о лишении российских военных статуса миротворцев.
Новое обострение пришлось на весну 2008 года: миротворцы сообщали о нескольких десятках случаев нарушения Грузией соглашений о прекращении огня. 3 июля был подорван и обстрелян автомобиль Д. Санакоева, главы марионеточного «параллельного правительства Южной Осетии». 4 июля Цхинвал и ряд других населенных пунктов обстреляны с грузинских позиций. 7 июля в селе Окона сотрудниками правоохранительных органов Южной Осетии задержаны четверо грузинских военных. М. Саакашвили объявил о подготовке операции по их силовому освобождению, однако 8 июля они были отпущены.
Поводом же для вооруженного вмешательства грузинских войск 8 августа послужило, по словам премьер-министра Грузии Л. Гургенидзе, «непрекращающиеся атаки и бомбежки нескольких грузинских деревень осетинскими сепаратистами. Причем бомбили и атаковали так, что гражданское население этих деревень прямо попадало под обстрелы, то есть прямой наводкой. Был атакован пост миротворцев. И тогда же, еще до полуночи в четверг (7 августа), была зафиксирована первая колонна — около 100 машин с техникой, вооружением и боевой силой, так называемыми добровольцами. И вот на этом фоне бомбежек нескольких грузинских сел, атаки на наш миротворческий пост и вхождения колонны, к сожалению, грузинская сторона уже была вынуждена отказаться от ею же в одностороннем порядке декларированного воздержания от огня. Иных вариантов сепаратисты нам уже не оставили» (8).
Однако, по сообщению экс-министра обороны Грузии Г. Каркарашвили, уже 6 августа 2008 года шло совещание в министерстве обороны вместе с военным командованием, руководством МВД, мэром города Тбилиси и другими высокопоставленными лицами. Предположительно, должны были быть определены разные вопросы, связанные с отражением российской агрессии в случае ее крайнего обострения, возможности стратегического развертывания вооруженных сил, подготовки территорий к военным действиям в случае необходимости, вопросы эвакуации населения, предположительный характер действий противника в условиях агрессии, планирование военно-стратегической операции, управление и руководство ею в последующем. На совещании были определены содержание боевых задач, предположительные направления атаки и с этой целью были созданы группировки. Также на совещании были определены районы сбора боевых частей в случае получения приказа и планы мобилизации резервных батальонов (9).
Пленный грузин сообщает, что уже 6 августа Грузия знала о начавшейся войне, а рано утром 7 августа войска выдвинулись к городу Цхинвал. Именно этим и объясняется эвакуация всех жителей близлежащих грузинских сел. По заявлению министра информации и печати Южной Осетии И. Гаглоевой, грузинская сторона начала эвакуацию женщин и детей уже 5 августа.
Таким образом, доподлинно известно о заранее разработанном плане нападения Грузии на Южную Осетию и дате, выбранной отнюдь не случайно. А найти повод для Грузии – было не суть важно.
Соотношение сил было явно не в пользу югоосетинской стороны. По имеющимся данным, численность войск Грузии к моменту начала войны составляло 32 тысячи человек е,ще 18 тысяч полиции, из них несколько тысяч – спецназ. Кроме того, 8 августа Михаил Саакашвили призвал резервистов до100 тысяч человек.
Грузинские войска наступали при поддержке авиации (10). Им противостояли югоосетинские силовые структуры и 500 российских миротворцев, обязанных соблюдать нейтралитет. Коллективные силы по поддержанию мира (миротворческие силы СНГ) были введены в зону осетино-грузинского конфликта летом 1992 года в соответствии с Дагомысскими мирными соглашениями. В состав миротворцев входили грузинские, российские и осетинские военнослужащие (по 500 человек в каждой роте). Согласно регламенту действий миротворцев личный состав имел право применять оружие только в исключительных случаях: в целях самообороны, в случаях попыток насильственного отстранения от выполнения своих обязанностей и для подачи сигнала тревоги. Кроме того, применение силы было возможно лишь "для отражения явного вооруженного нападения террористических, диверсионных групп и бандформирований и для защиты гражданского населения от насильственных посягательств на жизнь и здоровье". На этих основаниях миротворцы не применяли оружие ни разу.
Таким образом, весь удар приняли на себя вооруженные силы Южной Осетии, ополченцы и несколько десятков добровольцев, успевших к этому времени подойти к городу. Основная помощь России поступила лишь к 10 августу. Массированному обстрелу подвергся штаб миротворческих сил. Защитникам Цхинвала удалось отбить два штурма города, при превосходящей силе противника и практическом отсутствии координации движений в первые часы войны в самой Южной Осетии. Лишь благодаря самоотверженной обороне города осетинскими ополченцами столица Южной Осетии не пала.
Не лишним будет отметить, что военные приготовления Грузии были настолько демонстративны, что говорить о внезапности нападения на Южную Осетию невозможно. И, конечно же, «не стоит считать решение Саакашвили начать «маленькую победоносную войну» против Южной Осетии спонтанным шагом, который был продиктован эмоциональной реакцией на очередной обстрел с осетинской стороны. Во-первых, стрельба осетин не могла вызвать неадекватных эмоций со стороны грузин, которые были виновны во вспышках противостояния никак не меньше, чем их противники. Во-вторых, операция развивалась по четкому плану, предусматривавшему скорейший захват Цхинвала и прорыв к Дзау и Рукскому тоннелю до того времени, как в Южную Осетию могла быть направлена помощь из России. Если бы этот план удалось реализовать, то пришлось бы вести бои в районе российской границы. Вернуть контроль над Цхинвали и подавляющей частью Южной Осетии в такой ситуации было бы практически невозможно» (11).Нет сомнений, что грузинские власти надеялись за несколько часов закончить военную операцию, и перед началом олимпийских игр в Пекине поставить мировое сообщество перед фактом: Южной Осетии больше не существует. После блицкрига планировалось провозгласить в Южной Осетии грузинскую власть, а чуть позже проделать то же самое с Абхазией.
Таким образом, Грузия развязала тотальную войну, бросив в бой весь свой военный, политический и моральный ресурс. Проводя тактику «выжженной земли», проверенной американцами во Вьетнаме, Афганистане, Ираке, Грузия рассчитывала в течение нескольких часов завершить войну, взяв под контроль Цхинвал и водрузить над ним грузинский флаг, как символ восстановления территориальной целостности. В первый день грузинские телеканалы победно сообщали о захваченном Цхинвале. Исполнительную власть в непризнанной республике предполагалось передать Дмитрию Санакоеву, которого в Южной Осетии считают предателем осетинского народа. Счастливые «беженцы-грузины», покинувшие город еще в первую войну (1991-1992гг), чуть ли не кинулись собирать свои вещи для триумфального возвращения в Цхинвал.
В середине дня грузинские власти объявили мораторий на боевые действия и открыли коридоры для гражданского населения. Впрочем, коридоры вели только в сторону Гори, поэтому желающих воспользоваться ими не было. Зато передышкой воспользовались грузинские военные — и стали отступать: около 17 часов 8 августа секретарь Совбеза Южной Осетии Анатолий Баранкевич заявил, что грузинские войска выходят из города.
С точки зрения Грузии, победа была уже достигнута: Цхинвал испепелен, тысячи осетин убиты, десятки тысяч уехали, а все мировые СМИ кричат о вероломной агрессии России. Причем совершающих массовые убийства грузинских военных никто, кроме России, обвинять не будет. Геноцидом уничтожение осетин из "Градов" ни одна из международных организаций не признает. Президент США Джордж Буш сразу после войны отрезал: "Территориальная целостность Грузии должна соблюдаться".
Едва мир облетели новости о том, что в Цхинвале идут ожесточенные бои, постоянный представитель РФ при ООН Виталий Чуркин потребовал созвать экстренное заседание Совбеза этой организации. На нем он предложил 15 членам Совета принять заявление по ситуации в конфликтном регионе, предложенное российскими дипломатами. Эта инициатива не получила единодушной поддержки западных коллег господина Чуркина, и прежде всего США. Представитель Вашингтона Розмари Дикарло, выступив за прекращение военных действий, одновременно призвала Москву уважать территориальную целостность Грузии: "Мы обращаемся к России с призывом отозвать войска и не способствовать дальнейшему накалу ситуации, отправляя свои силы в Грузию. Россия должна прекратить оказывать военную поддержку Южной Осетии".
После того как ООН фактически расписалась в своем бессилии, у Москвы оказались развязаны руки для того, чтобы решать конфликт по своему усмотрению. По сути российские власти решили воспользоваться опытом США, которые в 1999 году инициировали операцию сил НАТО в бывшей Югославии без санкции ООН, обосновав ее этническими чистками среди албанского населения (12).
На сегодняшний день одной из самых распространенных вопросов является – кто же спровоцировал конфликт на Кавказе, какие цели при этом преследовались, и на что рассчитывали главы заинтересованных государств.

Мнения разделились практически сразу. Причем истинные причины конфликта, по крайней мере на раннем этапе, мало кого интересовали. Западная пресса выбрала для себя наиболее выгодную позицию, освещая события в Южной Осетии не из города Цхинвал, как это сделали все российские журналисты и некоторые иностранные коллеи (турки, украинцы), а из Тбилиси, где информация была соответствующей грузинской пропаганде. Именно этим объясняются первые публикации в иностранной прессе, освещавшие события в угоду Грузии. Вот лишь несколько подобных статей, вышедших в крупнейших западных изданиях в первые дни войны.

Как сообщает «The Washington Times», «Россия долго раздувала пламя конфликта. Россия пытается восстановить былую славу, вернувшись к политике СССР. И Южная Осетия, и Абхазия являются частями суверенной территории Грузии, несмотря на провозглашенную в начале 90-х г. в неразберихе распада СССР независимость. Решение Саакашвили ввести в четверг войска в Южную Осетию было справедливой – хотя и запоздалой – мерой по обеспечению территориального суверенитета страны. Москва ложно обвиняет Саакашвили в проведении этнических чисток, но это слишком похоже на советскую пропаганду. По сути же Саакашвили, просто пытается противостоять агрессии соседа» (13).

Приблизительно в подобных красках выходили практически все западные издательства в первые дни войны.

«Если падет Грузия, то это будет также означать падение Запада на всем постсоветском пространстве и за его пределами. Лидером соседних государств – будь то Украина, другие кавказские или центрально – азиатские государства – придется задуматься о том, не слишком ли высока цена свободы и независимости» (14).

«Бои, начавшиеся в прошедшие выходные, были спровоцированы опекаемыми Россией югоосетинскими сепаратистами. Грузия поступила глупо, ответив на эти провокации, а Россия была к этому готова и вкатилась в южную Осетию на танковой броне» (15).

«Москве осетины ничуть не дороже грузин, которых она забрасывает бомбами: Южную Осетию считает пешкой в игре, цель которой затянуть Грузию и других своих соседей обратно в собственную сферу влияния» (16).

«Нападение России на грузинские войска, территорию и инфраструктуру Грузии, имевшее место в прошедшие выходные, были жестокими и не имеют оправдания» (17).

«Тбилиси переоценили свои силы, Москва отреагировала слишком жестко. Вовсе не исключено, что Саакашвили совершил глупейшую ошибку, посчитав, что может захватить контроль над Южной Осетией, потерянной в 1992 году. Однако, если позиция Саакашвили выглядит безрассудной, то из-за ответа Москвы, которая с использованием многократно превосходящей военной силы не только выдавила грузинские войска из разрушенной столицы Южной Осетии, но и разрушила военные и гражданские объекты в самой Грузии, на позициях главных дикарей, в этом страшном и достойном всяческого сожаления событии, оказываются именно Путин и Медведев» (18).

«Повеяло XIX веком, когда российский премьер-министр Владимир Путин на ходу обронил, что "война началась": армии маршируют, флот маневрирует, ракеты взлетают. Многие обвиняют "горячего" президента Михаила Саакашвили за то, что он укусил медведя, и он, конечно, не ангел» (19).

«Российские заверения в том, что она защищает своих граждан в двух мятежных регионах, были так же рассчитаны на дешевый эффект, как тезис о том, что вторжение Джорджа Буша в Ирак объясняется необходимостью борьбы за свободу иракского народа, а не борьбой за нефть. Из всего этого можно извлечь еще один урок: как бы крупные державы ни пытались оправдать свои действия чистыми и непорочными принципами, весь остальной мир должен остерегаться — ведь на самом деле в опасности оказались именно эти принципы» (20).

«Российское вторжение в Грузию представляет собой самый серьезный вызов такому политическому порядку со времен Слободана Милошевича… Происходящее сегодня в Грузии это не просто территориальный спор. Это борьба, в которой решается вопрос о том, будет или нет, проведена в Европе разделяющая линия между странами, свободно определяющими свою судьбу, и теми нациями, которые втянуты в самовластную орбиту кремлевского диктата» (21).

«Сегодняшняя Россия – это бандит, покрытый национализмом за семью одежками высокомерия своего лидера. Авантюра, на которую пошел в Грузии премьер-министр Владимир Путин, стала «шоком и трепетом», что немудрено: на одного маленького соседа он набросился танками, самолетами и кораблями» (22).

Особое рвение в травле России проявляли польские издания: «Гитлеровская Россия под предводительством Путина и Медведева напала на Грузию. Она сделала это без объявления войны, так же, как фашистско-нацистские гитлеровские войска Германии в 1939- 40 гг. во время вторжения в страны Европы. Русские в Южной Осетии (части Грузии) – организовали якобы нападения грузин на гарнизон российских войск. Этим они объясняют свою агрессию против грузин. Гитлер также объяснял нападение на Польшу в 1939 г.» (23).

Звучали в эти дни с экранов телевидения и жесткие замечания западных политиков. В частности, министр иностранных дел Швеции осудил российскую политику и сравнил ее с политикой Адольфа Гитлера и Слободана Милошевича. Де Хооп Схеффер обвинил Москву в чрезмерном использовании силы и незаконном вторжении в Грузию.

«Соединенные Штаты Америки поддерживают демократически избранное правительство Грузии», – заявил президент США Джордж Буш.

«Сейчас мы крайне сосредоточены на том, чтобы убрать российские войска из Грузии», - в тон ему вторила госсекретарь Кандолиза Райс.

Однако кандидат в президенты от республиканской партии США Джон Маккейн пошел еще дальше, заявив: «Россия использует силу против Грузии… сегодня мы все грузины». Комментируя ситуацию вокруг Южной Осетии, он подчеркнул: « Мы это кино уже видели – в Будапеште и в Праге» (на что, собственно в самой Праге отозвались весьма жестко: экс-президент Чехии Вацлав Гавел заявил, что «чехи, в отличие от грузин ни на кого не нападали. Дубчек - не Саакашвили, а в целом – американским политикам лучше бы не прибегать к историческим аналогиям»). Подобная поддержка Грузии со стороны США и была, на наш взгляд, основной причиной начала военных действий против Южной Осетии.

На этом фоне голос генсека ООН Пан Ги Муна, ранее призывавшего стороны грузино-осетинского конфликта воздержаться от каких-либо эскалационных шагов, так и не был услышан. ООН – уже перестали воспринимать всерьез: иллюзия рушилась с 2003 года, когда США и Великобритания вторглись в Ирак, несмотря на оппозицию постоянных членов Совета Безопасности – Китая, Франции и России.

Желание переложить ответственность за конфликт на Кавказе на российскую сторону стало чуть ли не первоочередной задачей Запада. О том, что в конфликте гибнут сотни людей и надо срочно принимать меры по прекращению огня, вспоминали в последнюю очередь.

Как сообщает газета «Завтра», американская пресса уже с середины лета – задолго до атаки на Цхинвал – начала все более жестко «вдалбливать читателям, что в происходящем на Кавказе главное – не стремление каких-то анклавов к независимости, а желание Москвы подчинить себе Тбилиси». «Агрессор» массовому западному сознанию был назван заранее (24).

Контролируемые США и Великобританией СМИ буквально «не заметили» 48 часов агрессии Грузии против Южной Осетии, и как по команде начали отсчет и трансляцию сюжетов с ввода российских войск в Южную Осетию. На телеканалах BBC, CNN, Skynews, Foxnews, «Аль-Джазира» и массе других установилась практически идентичная картинка: русские танки на марше, в небе – русские самолеты, внизу – горят грузинские города и села, якобы разбомбленные русскими бомбами, плачут грузинские женщины и дети, бегут грузинские беженцы. Таким образом, западные СМИ, вопреки утверждениям о том, что они являются объективными и освещают все стороны того или иного конфликта, на самом деле в этом конфликте были изначально на стороне Грузии, поскольку таким был выбор американского, британского, французского, немецкого, польского и т.д. руководства. Иными словами, западная пресса играла на стороне Грузии, на своей территории занимаясь политической пропагандой. «Подобный казус уже происходил в американской прессе в 2003 году, когда журналисты вслед за администрацией Джорджа Буша, уверяли мировое сообщество, что у Саддама Хусейна есть оружие массового поражения. Когда через полгода выяснилось, что этого оружия нет, а через год администрация Буша вместе с американской прессой сели в глубокую лужу, тогда пресса стала говорить, что она верила администрации, а администрация Буша ее дезинформировала. Но свободная и объективная пресса на то и свободна и объективна, чтобы иметь какие-то свои точки зрения помимо тех, которые им говорят в Белом Доме, то есть пресса становится информационным инструментом исполнительной власти» (25).

Выиграть в подобных условиях информационную войну было практически невозможно. Во-первых, англоязычное пространство намного больше русскоязычного. Во-вторых, информационная война против России велась за счет игнорирования трагедии Цхинвала. Цинизм ситуации в том, что в информационной войне тела жертв используются в качестве боеприпасов. И, в-третьих, невозможно выиграть информационную войну на территории реального противника – если, конечно, предварительно на этой территории не разрушена вся его социально-политическая структура.

Что до Грузии, то искусство пиара не помогло ей почти ничем. Особой помощи от Запада она не добилась. Созданную его пиар-компанией репутацию полностью уничтожили кадры, на которых президент убегает от звука летящего вертолета. Как написала газета «The Times»: «Если бы грузинская армия действовала так же агрессивно, как грузинские пиарщики, война за Осетию могла иметь совсем другой финал».

То, что многие западные политики не решались выражать публично, а именно, с одной стороны раздражение, а с другой, изумление перед тем, что Россия вновь превращается в важнейший фактор мировой политики, что Россия самостоятельно принимает решения, что Россия способна пойти наперекор требованиям такого мощного альянса, как НАТО, - это раздражение, возмущение, изумление - оно на страницах западной прессы выдается журналистами без всяких ограничений и сдерживающих факторов.

По мнению Запада, «российско-грузинский конфликт является доказательством вновь обретенного высокомерия и возрождения имперских амбиций России. Те, кто верят в то, что между Дмитрием Медведевым и Владимиром Путиным существуют расхождения во мнениях, тешат себя иллюзиями. Верить в то, что блицкриг лучше всего подходит для взятия столицы Осетии во время Олимпийских игр, было безрассудством. Удивительно, что перед началом вторжения Грузия не заручилась поддержкой западных держав» (26). «Победа России в Грузии – это воздаяния за годы геополитической незначительности, за потерю позиций в Восточной Европе и на постсоветском пространстве. Российская армия демонстрирует недавно обретенную силу. Наказывая грузин за грехи, главный из которых заключается в том, что они забыли, у кого под боком живут. В 2008 году Россия добилась успеха, восполнив все то, что было утеряно в предшествующие десятилетия. Лидеры США и Европы смущены, не зная, как наказать возрождающегося гиганта, который им крайне необходим – для того, чтобы снабжать их нефтью, без которого им не прожить, помочь им добиться соглашения с Ираном и продолжать скупать их валюту, чтобы предотвратить ее дальнейшее обесценивание» (27).

The Guardian пишет: «Если в Грузии и рассчитывали, что из-за отсутствия Путина Россия будет в замешательстве, то они скоро в этом разочаровались». В интервью газете Джонатан Эйэл, директор по исследованиям Королевского института вооруженных сил, отметил, что «решение грузин обстрелять Цхинвал можно рассматривать, как беззастенчивую попытку унизить Россию. Путин не мог себе позволить быть униженным таким образом, публично. И практически невозможно представить себе, чтобы Россия сидела, сложа руки» (28).

Английский журналист Ян Трэйнор, анализируя действия Путина, приходит к выводу, что бывший президент России и нынешний премьер-министр В.В. Путин сумел за срок менее недели перечертить геополитическую карту ключевого прикаспийского региона. Победа России – это поражение Запада, главным образом США, которые накачивали военную мощь Грузии, но так и не получили достаточных рычагов влияния на возрождающуюся Россию (29).

«Редко когда у русских был такой повод превозносить своего героя Владимира Путинa. За какие-то пять дней российскому премьер-министру удалось не только разгромить грузинскую армию, но и преподать болезненный урок всему "ближнему зарубежью"... Россия, быть может, и разбила своего крошечного соседа, но эта победа будет дорого стоить. Война понизит, а не повысит положение России в мире, где Кремль сталкивается с растущей изоляцией... Господин Путин однажды назвал распад Советского Союза величайшей трагедией XX века. Попытка возродить его может стать величайшей глупостью века XXI» (30).

В похожей интонации выдержана статья Энн Пенкет: «Конфликт, которым с блеском руководил Владимир Путин – человек, явно остававшийся в Кремле, закончился на условиях России, и Запад с этим ничего поделать не может. Москва продемонстрировала, что она готова для достижения стратегических целей использовать военную мощь, а западные демократии не готовы. Путин сейчас может почувствовать «сладкий вкус мести» за то пренебрежение, с которым к нему отнесся Запад при нападении на Ирак и признании независимости Косово» (31).

«Западные страны недооценили решимость России контролировать свое «ближайшее зарубежье», причем больше всех просчитался прозападный грузинский президент Саакашвили. Ни США, ни любая другая страна НАТО не будет воевать с Россией из-за двух крошечных сепаратистских анклавов Грузии – Южной Осетии и Абхазии» (32).

«Тот, кто до прошлой неделе верил в американский век, кто все еще верит в гегемонию единственной глобальной сверхдержавы и в доминирование Запада, тот 10 августа должен провести в календаре жирную черную черту. Конец Иллюзиям» (33).

«Военное вторжение в Грузию – это новый знак того, что Кремль чувствует себя более уверенно, и стал решительнее, а также проверка возможностей российских вооруженных сил. Конфликт в Грузии, также может показать границы власти Дмитрия Медведева» (34).

И практически большинство американских журналистов отмечают, что «Кавказ после окончания «холодной войны» стал своего рода местом проверки, где США и Россия борются за влияние» (35). «Если Грузии удастся восстановить свой суверенитет над Южной Осетией, несмотря на сопротивление России, это будет означать огромное снижение влияния Москвы в регионе и укрепление других постсоветских государств, таких как Украина и Азербайджан» (36).

По мнению Джорджа Фридмана (исполнительного директора центра Stratford, специализирующегося на геополитическом анализе и разведке), «русские впервые с момента падения СССР предприняли решительные военные действия, изменили ситуацию, и сделали это в одностороннем порядке. Все страны, которые так долго искали прибежище на Западе, чтобы запугать россиян, в настоящее время вынуждены подумать над тем, что только что произошло. Мы попали в ситуацию, когда в глобальном масштабе не располагаем необходимыми средствами для каких-либо действий, если принять это во внимание, то нам лучше заткнуться» (37).

Нелогичным и неразумным шагом Запада, по мнению Синана Огана (турецкого журналиста), является нежелание освещать события в Южной Осетии в средствах массовой информации объективно в первые дни войны. Совсем непонятным обстоятельством автор считает «уверенность Грузии в том, что Россия останется в стороне от конфликта. Цели, которые преследовала Грузия, вполне понятны: 1) придать России на международной арене имидж «государства- агрессора»; 2) понимая всю сложность самостоятельного сражения с Россией, привлечь на свою сторону НАТО и США; 3) ускорить процесс вступления Грузии в НАТО; 4) наложить отрицательный отпечаток на начало Олимпиады в Китае – главного соперника США; 5) отодвинуть внимание от исхода выборов в США и направить его в другое русло; 6) отодвинув российское внимание полностью к решению региональных проблем, Израиль и США могут провести операцию против Ирана». К тому же, по мнению Синана Огана, Азербайджан полностью на стороне Грузии (из-за Карабаха), Армения - за Россию, Турция тоже на стороне Грузии (из-за похожих проблем) (38).

«Саакашвили, который со времен "революции роз", потерял возможность представляться демократом и теперь больше похож на маленького Путина, допустил грубейшую ошибку, посчитав, что если Путина не будет в Москве, Россия не даст быстрый и жесткий ответ. Саакашвили, скорее всего, расплатится за непродуманное вторжение в Южную Осетию безвозвратной потерей Южной Осетии и Абхазии и, возможно, членством в НАТО, против которого уже выступили осторожные Франция и Германия. Он даже может лишиться власти, если патриотическая лихорадка сойдет на нет» (39).

«Правда заключается в том, что Грузия несет наказание за свои прегрешения перед гордыней и мощью России. Грузия настолько сдружилась с США, что даже послала войска в Ирак. Грузия также занимает проевропейскую позицию, стремясь к вступлению в НАТО, военный альянс между Европой и США. Кроме того, она раздражает Россию и в экономической области: по ее территории проложены трубопроводы, по которым каспийские нефть и газ идут на западные рынки. Эти трубопроводы угрожают господствующему положению России в экспорте энергопродуктов, идущих, в том числе, на обогрев Европы» (40).

"Война между Россией и Грузией привела к тому, что в Польше произошло маленькое чудо: президент Лех Качиньский и премьер-министр Дональд Туск, вечные соперники, вдруг заговорили в один голос. Вместе они осудили "империалистические и ревизионистские действия" России. Примерно так же, как и Польша, реагируют и другие бывшие советские республики и бывшие союзники Советского Союза» (41).

Однако как ни старались западные политики и журналисты переложить всю ответственность за разжигание войны на Кавказе на Россию, факты упрямо доказывали обратное. И уже спустя определенное количество времени, при явном несоответствии высказанных мнений и существующих реалий, Запад спешно пытается откреститься от зачинщика войны (Грузии) и как-то выйти из того невыгодного положения, в которую сами себя и загнали. Так, по мнению Брюса Андерсона, Запад должен разделить вину за конфликт в Грузии: «То, что там происходит – ужасно, и это угнетает, тем более что отчасти вина лежит и на Западе. Много лет наши политические лидеры допускали грубые ошибки в области дипломатии, стратегии и геополитики. Саакашвили - своевольный тип. Когда говорят о том, что он закончил Гарвард, можно подумать, будто это гарантирует здравость суждений. Защититься от обвинения в преступной безответственности Саакашвили может только одним: ссылкой на невменяемость. Кроме того, большинство грузин убедило себя в том, что если они станут членами НАТО, то мы плечом к плечу с ними будем защищать их свободы на грузино-российской границе. Это чепуха. Предложив гарантии Грузии или Украине, НАТО или перестанет быть авторитетным оборонительным альянсом или, что более вероятно, превратится в организованное лицемерие. Но, увы, все разговоры о НАТО лишь разжигали грузинский авантюризм. Благодаря им президент Саакашвили возомнил, что его государство может вести себя как один из основателей альянса. Западу следовало вернуть грузин с небес на землю» (42).

«Саакашвили навлек катастрофу на свою собственную голову, необдуманно начав вторжение в Южную Осетию. Он переоценил возможности и сейчас расплачивается, видя, как бомбят его столицу» (43).

«Саакашвили совершил самую большую ошибку в своей жизни. И эта ошибка может стоить ему политической карьеры, а Запад в процессе может лишиться жизненно важного союзника. Обученная американцами армия Саакашвили не только не одержала оглушительную победу, но испытала унижение, а призывы президента Саакашвили к Западу по большей части остались без ответа. Как же мог Саакашвили так катастрофически просчитаться? Ответ состоит в том, что он попался в слоновью ловушку, устроенную для него Россией. Тот факт, что Грузия, первой пошла в наступление, лишил Саакашвили морального преимущества. Саакашвили две вещи привели на путь столкновения с Москвой: 1) его энтузиазм в отношении США, которым он разрешил разместить базы НАТО в Грузии, и 2) роль Грузии найти альтернативу России как главному поставщику энергии в Европу. Русские блестяще, хотя и цинично, переиграли Саакашвили» (44).

«Тысячи жителей Грузии погибли и лишились крыши над головой из-за неудачливого своего правительства. Шансы вступить в НАТО – не увеличились. Лидеры Запада, несмотря на все их дипломатические усилия и выражения недовольства, ничего не смогли сделать – Москва их переиграла. Они (Запад) даже не смогли предоставить будущему члену НАТО ни малейшего намека на военную мощь. Путин продемонстрировал миру, что Грузия – агрессор, и что вмешательство его солдат остановило геноцид осетинского народа. Счет 10:0 в пользу России» (45).

«Эксперты считают, что Саакашвили, возможно, подверг риску великую цель – вступление Грузии в НАТО. Бушевская администрация представляла Саакашвили образцом для подражания для прозападных движений. Возможно, именно успех в Аджарии вдохновил Саакашвили на попытку вернуть Южную Осетию и Абхазию. Его решение повторить попытку вызывает недоумение у ряда аналитиков. «Может быть, они полагали, что смогут действовать достаточно быстро и поставят русских перед свершившимся фактом», – сказал Кари Уэлт (руководитель российско-европейской программы в Джорджтаунском университете). Легволд из Колумбийского университета считает, что Саакашвили ошибался, полагая, что русские позволят одержать ему стратегическую победу в Южной Осетии. Все дело в неверном расчете: он не верил, что русские отреагируют так, как они отреагировали и дадут такой отпор, которому мы все стали свидетелями. Он наломал немало дров и сильно ослабил свои позиции, он практически поставил крест на своем политическом обещании вернуть эти территории Грузии» (46).

«Саакашвили придется забыть о своих притязаниях на восстановление контроля над мятежными областями, ведь именно его ошибки привели к тому, что его армия была наголову разбита, а страна серьезно пострадала» (47).

«Запад должен направить Грузию на путь мирного урегулирования и не отказываться от сотрудничества с Россией. Именно Запад, прежде всего США, имеют долю вины за начало войны в Южной Осетии, поэтому западные страны должны впредь воздержаться от обещаний, которые они не способны выполнить. Грузия никогда уже не восстановит контроль над Абхазией и Южной Осетией, поэтому должна признать их независимость» (48).

Уже 14 августа вышла интересная заметка в двух американских изданиях, которые опубликовали мнение официальных представителей Белого Дома, госдепартамента и Пентагона, утверждавших, что никогда не собирались поддерживать Грузию военными средствами. Как сообщают газеты, еще 9 июля находившаяся в Грузии Кандолиза Райс предупредила Саакашвили, чтобы он не вступал в военный конфликт с Россией, в котором он не может победить. Она ему сказала совершенно прямо, что он «должен выложить на стол обязательство не применять оружие» (49).

Выходили статьи и с более сильной критикой в адрес Саакашвили. Как пишет The Times: «Наступление на столицу Южной Осетии - Цхинвал - стало ярким образцом талейрановской беспринципности: это хуже, чем преступление, это грубый просчет – а также непростительная провокация против Москвы» (50).

Вместо того чтобы продолжать переговоры на местном уровне, Саакашвили сделал все от себя зависящее, чтобы сделать этот спор международным. Почти все публичные заявления он делал на фоне фланга Евросоюза, в расчете на то, что европейцы его не бросят. Он громко барабанил в двери НАТО и сокрушался, когда с той стороны не открыли. Саакашвили в своих выступлениях молил: « Проснитесь! Речь идет не о Грузии…Речь, о базовых ценностях Запада, о ценностях, которыми США учили нас... Нас атакуют, поскольку мы хотели построить настоящую демократию. Если США и Европа не встанут на защиту своих ценностей, они окажутся под угрозой сегодня в Грузии, завтра – где-то еще». Главным просчетом Саакашвили была его вера в помощь со стороны Запада. Хотя, заранее было ясно, что ни США, ни Европа, ни блок НАТО, которые являются огромной бюрократической машиной, из-за Грузии с Россией воевать не будут. Более того, уже 9 сентября на слушаниях в конгрессе США с участием представителей Пентагона и Госдепартамента, разведка доложила, что именно Грузия была агрессором в Юго-Осетинском конфликте, и что американская позиция формировалась на основе грузинских источников. Первыми об этом заявили подполковник британской королевской авиации Стивен Янг и отставной капитан Райнгрист. Рорабакер назвал «фиговым листком» попытки возложить вину за развязывание военных действий на Южную Осетию. «Русские правы, мы неправы. Грузины это начали, русские этому положили конец» - заявил политик. Слушания в конгрессе показали, что по мере поступления информации меняется оценка событий.

То, что первой войну начала Грузия, подтвердил и журналист ВВС Тим Хьюэлл, потративший немало времени на проверку грузинской версии о якобы вводе российских войск на территорию конфликта еще за 20 часов до конфликта. Как сообщает журналист, никаких подтверждений этому нет. Там же были разоблачены фотографии Рейтер, сделанные в Тбилиси, где изображались мирные жители. Доказательства фальшивости этих фотографий разбросаны по всему Интернету.

В ответ на публикации в американских и европейских СМИ, которые в несколько ином, чем Саакашвили, свете представили события на Кавказе, руководство Грузии подняло волну негодования. В частности, Госминистр реинтеграции Темури Якобашвили заявил, что появившиеся статьи, которые ставят под сомнение репутацию Тбилиси в грузино-осетинском конфликте, проплачены Кремлем. Сообщения о том, что Саакашвили сам начал войну, а потом солгал об этом, грузинские власти считают клеветой в адрес Тбилиси. Саакашвили также затаил обиду на телеканалы CNN и Foх за то, что они вывели в эфир кадры, где грузинский президент жевал собственный галстук. Не простил он также и Би-би-си, в радиоэфире которого прозвучал репортаж о бедствиях в Южной Осетии из-за агрессии Тбилиси (51).

Среди рядовых граждан Грузии также нарастал поток недовольства Западом. Как сообщают западные журналисты, в частности, авторы The New York Times и лондонский The Times, жители в недоумении, почему Запад, который так долго опекал их страну и настраивал ее против России, теперь, когда дело дошло реальных действий – ограничивается словами и на помощь не спешит. Кроме всего прочего, в НАТО, куда так стремился Саакашвили, теперь попасть будет еще сложнее: немногим захочется состоять в военном альянсе с государством, пускающимся в рискованные авантюры и подозреваемым в военных преступлениях.

В тон Западу, определенные моменты пытается переиграть и сама Грузия, причем вину в этом конфликте перекладывают как на Россию, так и на Южную Осетию и лично на президента Грузии Михаила Саакашвили. Так, премьер-министр Грузии Ладо Гургенидзе в специальном заявлении для прессы объяснил цель военной операции в Южной Осетии. По его словам, «грузинские военные подразделения будут вести необходимые действия в Южной Осетии до тех пор, пока там не будет установлен мир и населению не будет дана возможность жить спокойно». Теймураз Якобашвили также призывал Южную Осетию прекратить сопротивление. «Если наше предложение о сдаче оружия не будет принято, продолжится то, что сегодня происходит», - сказал министр. По его словам, цель Грузии – «подавить огневые точки, с которых ведется обстрел ее позиций, и перекрыть Рокский тоннель, через который в Грузию поступают оружие, боевики, наркотики» (52).

Подобная уверенность в своих силах и действиях в Грузии не случайны. Грузины уверовали в то, что они являются частью американской империи, и Америка в свою очередь, активно давала поводы команде Саакашвили и большинству грузинского народа так думать, чувствовать, ощущать. Грузины по собственной инициативе верноподданнически искали случая услужить Америке. Саакашвили так и не понял, почему его бросили. « Если Запад не с нами, то с кем он? – вопрошал он в одном из интервью» (53).

Саакашвили сам же убедил своих сограждан, что уверенная ориентация на Запад, а точнее, на США поможет как бы само собой решить все проблемы. Уверенность нации в таком легком решении укрепили два события – восстановление контроля над Аджарией и «оранжевая революция» на Украине. Все годы президентства Саакашвили Грузия ждала выполнения президентских обещаний. При этом Саакашвили, естественно, рассчитывал на поддержку Запада и на замешательство России. Люди, оказавшиеся на вершине власти при специфических обстоятельствах, не прошедшие серьезной политической школы, убежденные в правильности своих решений, нередко живут в собственном мире. Ющенко и Саакашвили были недавно абсолютно уверены в том, что их странам предоставят ПДЧ (План действия членства в Североатлантическом альянсе) на бухарестском саммите НАТО. Так почему же Саакашвили не верить в то, что россияне не осмелятся бросить вызов американцам и проглотят восстановление территориальной целостности Грузии. Более того, судя по всему, этого не ожидала и сама Америка. Растерянное лицо Джорджа Буша в первые дни войны и его полное молчание после ввода войск России говорили сами за себя.

Маленькая грузинская армия не может идти ни в какое сравнение с мощью России. Но Саакашвили явно рассчитывал, что его друзья на Западе, прежде всего США и Великобритания, защитят его. В интервью The Los Angeles Times Дэвид Филипс, сотрудник американской исследовательской организации « Атлантический совет», сообщил, что он беседовал с президентом Грузии еще за шесть недель до конфликта, и Саакашвили утверждал, что его военные смогут противостоять России. «Россия имеет превосходство в воздухе. Но в остальном он уверен, что они смогут сражаться с Москвой на равных» (54). Подобную же уверенность в свое время озвучил экс-министр обороны Грузии Ираклий Окруашвили: «Россия обречена на поражение в случае войны с его (Грузией) страной. Наша обороноспособность как никогда высока, и мы готовы идти в бой хоть завтра… переговорный процесс между Россией и Грузией полностью себя исчерпал. Маленькие войны Россия не выигрывает, вспомните хоть японскую, хоть финскую. Россия обречена на поражение. Российская армия – дутая величина, технически старая, солдаты недееспособные.

Разгром грузинской армии явился большим шоком не только для Грузии, но и для Запада. Ответ Москвы был стремительным и сокрушительным. При этом, как указывает, Юрий Пайдерс, «у руководства России не было выбора – в Южной Осетии расстреливали граждан Российской Федерации. Если бы в таком же положении оказались подданные США, причем намного меньшим количеством, американские десантники уже давно были бы сброшены на Цхинвал, а тяжелые бомбардировщики «утюжили» бы Грузию по полной программе» (55). «Реакция России показала, во-первых, что существует «красная линия», за которую она не готова уходить. До этого Россия говорила о суверенной демократии. Но здесь она впервые действовала как суверенная демократия. Этот конфликт показал, что пока внешнюю политику Вашингтона определяет группировка «неоконов» во главе с Диком Чейни, США постоянно будут путать интересы мировой безопасности, которые они должны отстаивать, как глобальный лидер мира, со своими эгоистическими воззрениями» (56).

«Россия не сдаст назад, потому что и в руководстве, и в народе есть абсолютная моральная уверенность в нашей правоте. И Америка тоже не отступит, поскольку в Южной Осетии мы дали пощечину ее претензиям на мировое господство. После 8 августа возникла уже реальная, а не потенциальная, не виртуальная модель двух мировых клубов» (57).

Неоднозначную оценку августовским событиям в Южной Осетии дают и в российском истеблишменте. Приводят две точки зрения. Следуя первой - прозападной - Россия, вступившись за Южную Осетию, совершила чудовищную и преступную глупость. Осетины провоцировали Грузию, и у Саакашвили просто не было иного решения, кроме атаки на Цхинвал, на которую Россия ответила полномасштабной агрессией. И за эту агрессию Россия будет жестоко, очень жестоко наказана. Этот истерический пораженческий миф беспрецедентно активно и назойливо воспроизводимый большинством американских (в основном республиканских) политиков и аналитиков, а также почти безраздельно доминирующий в западных СМИ, с некоторыми вариациями отстаивают и ряд отечественных либеральных изданий и комментариев (Новодворской, Радзиховского, Латыниной и др.). Они заявляют, что Россия стратегически испортила отношения с Западом. Теперь ей угрожает: отказ от соглашения с ЕС, ужесточение визового режима, отказ от кредитования, ускоренное принятие Грузии и Украины в НАТО.

Но, как было указано выше, есть на Западе и другой, более взвешенный и реалистичный взгляд на события. Судя по внеплановым визитам политиков в Москву, а также телефонным переговорам лидеров государств с российским руководством, у многих стран появилась надежда на появление в мире, в лице России, реальной альтернативы распоясавшемуся «американскому жандарму». Осознание этих важных обстоятельств уже приводит к существенным трансформациям позиций в Европе и США. Даже Джон Маккейн 4 сентября на съезде Республиканской партии заявил, что в случае избрания его президентом «постарается установить хорошие отношения с Россией, так что можно не бояться возврата к временам «холодной войны»» (58).

Вывод американской организации Stratford, снискавший реноме «теневого ЦРУ», таков, что российская армия показала, что способна не только осуществлять успешные операции, но и побеждать силы, натренированные американскими советниками.

Никакой международной изоляции России не случилось, как не удалось создать единый антироссийский фронт западных стран. Санкции, которыми долго пугали Россию, в конечном итоге, не были введены. Немецкие экономисты со свойственной им скрупулезностью подсчитали, во что может вылиться «наказание» Москвы. Выводы оказались малоутешительными – причем не столько для России, сколько для Европы. Даже если оставить в стороне энергетику, попытка начать торговую войну с Россией крайне дорого обойдется Евросоюзу.

Главным итогом Пятидневной войны на Кавказе стало то, что она ярко показала пределы влияния Соединенных Штатов в современном мире. Одурманенные положением США как единственной сверхдержавы, американские неоконсерваторы не заметили, как изменился баланс сил в мире не в их пользу. На этом фоне Россия впервые с начала 90-х гг. начала активно защищать свои национальные интересы. По словам немецкого эксперта по России Александра Рара, русские «двинулись в Грузию, чтобы бросить вызов Западу. И Запад оказался бессилен. Мы имеем дело с новой Россией». Ему вторит Кишор Мабубани, известный политолог, профессор Национального Университета Сингапура. В статье с красноречивым названием «Запад стратегически ошибается в отношении Грузии» он пишет: "Россия громко заявила, что она больше не будет капитулировать перед Западом. После двух десятилетий унижений Россия решила огрызнуться". Оценивая войну в Южной Осетии американские аналитики отмечают, что Россия действовала "компетентно, если не сказать блестяще". В результате своих собственных действий Грузия навсегда лишилась надежды аннексировать территории Южной Осетии и Абхазии. Кроме того, Азербайджан и Турция потребовали возвращения в Грузию турок-месхетинцев, восстановления автономии Аджарии и создания новой автономии для мусульманского населения в Борчалы, Квемо-Картли. Этот процесс может привести к распаду единого грузинского государства. Неэффективность грузинских Вооруженных сил поставила под вопрос разумность дальнейших западных инвестиций в них, и подорвала усилия страны представить себя как потенциально серьезного военного партнера.

Логичным завершением войны на Кавказе для России было и признание независимости двух республик – Южной Осетии и Абхазии. «Трудно представить, что после того, что там произошло и того, что еще произойдет, Южная Осетия захочет войти в состав грузинского государства», - сообщил Владимир Путин. «Учитывая свободное волеизъявление осетинского и абхазского народов, руководствуясь положениями Устава ООН, декларацией 1970 года о принципах международного права, касающихся дружественных отношений между государствами, Хельсинкским Заключительным актом СБСЕ 1975 года, другими основополагающими международными документами – я подписал Указы о признании Российской Федерацией независимости Южной Осетии и независимости Абхазии», – заявил Президент России Дмитрий Медведев.

Н. Дзукаева, научный сотрудник Юго-Осетинского НИИ, аспирант кафедры политологии Северо-Осетинского госуниверситета

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

1. Фурман Д. Война на горячее // «Огонек».18-24 августа 2008 г.

2. Дзидзоев В. Д. Южная Осетия в современной российской политике на Кавказе // Интернет.

3. Амонд М. (Amond Mark) Называть Россию единственным виновником событий в Южной Осетии – это упрощенчество // The Guardian (Великобритания). 12.08.08.

4. Дежевски М. (Degevsky Mary) Кремлю многое предстоит сделать, чтобы избежать нового поражения // The Independent (Великобритания). 11.08.08.

5. Лурье С. От войны провокаций к панполярному миру // Политический класс. 24.12.08.

6. Пухов Р. Грузинская армия оказалась сырым материалом // Политика. 08.09.08.

7. Мамонтов А. «Специальный корреспондент» (документальный фильм). ВГТРК. 2.10.08.

8. Гургенидзе Л. Иных вариантов сепаратисты нам не оставили // Коммерсант. 09.08.08.

9. Каркарашвили Г. «Скандальное заключение экс-министра обороны Грузии» //

Квирис палитра». 11.02.09.

10. «Война 08.08.08. Искусство предательства» (документальный фильм).

11. Макаркин А. Драма Южной Осетии // Ведомости. 11.08.08.

12. «Россия вывела Грузию на себя» // Коммерсант. 9.08.08.

13. «Российская агрессия» // The Washington Times (США). 11.08.08.

14. «Война в Грузии - это война за Запад» // The Wall Street Journal (США). 11.08.08.

15. «Вызов России» // Тhe Washington Post (США). 11.08.08.

16. Томас де Вааль. Горячность и риск: лидер Грузии зашел слишком далеко // The Guardian (Великобритания). 11.08.08.

17. «Война горячих голов» // The Boston Globe (США). 12.08.08.

18. «Россия сама отказывается от своей репутации в мире» // The Financial Times (Великобритания). 12.08.08.

19. «Россия – как безумный ученый Эммет Браун из «Назад в Будущее»» // The Wall Street Journal (США). 12.08.08.

20. Arab Vews. Джидда (Саудовская Аравия).

21. Редакционная статья // The Wall Street Journal (США). 10.08.08.

22. News Week (США). 10.08.08.

23. «Гитлеровская Россия напала на Грузию» // Salon. 11.08.08.

24. Подкопаева М. Страсти по информационной войне // Завтра. 01.10.08.

25. Пушков А. Пресса в обозе истории // Ино СМИ.

26. Бюссар С. Москва не могла действовать иначе // Le Temps (Швейцария). 12.08.08.

27). Ю. Румер. Еще одна жесткая посадка для России // Тhe Washington Post (США). 13.08.08.

28) Д. Хирст, Дж. Орр. Грузия бомбит Цхинвал // The Guardian (Великобритания). 13.08.08.

29) Я. Трэйнор. Путин // The Guardian (Великобритания). 12.08.08.

30).The Times (Великобритания). 12.08.08.

31). The Independent (Великобритания). 13.08.08.

32). Christian Science Monitor (США). 11.08.08.

33). Я. Жаковский. Никто не хочет умирать за Цхинвал // Cazeta Wyboreza (Польша). 11.08.08.

34). The New York Times (США). 12.08.08.

35). The Los Angeles Times (США). 12.08.08.

36). The Times (Великобритания). 12.08.08.

37). The New York Times (США). 10.08.08.

38). С. Оган. Грузия проигрывает , по мере расширения фронта боевых действий грузино-осетинского конфликта // Zaman (Турция). 12.08.08

39). Indian Express (Мумбаи, Индия).

40). Herald Sun (Мельбурн, Австралия).

41). Financial Times Deutschland (Гамбург, Германия).

42). The Independent (Великобритания). 11.08.08.

43). The Mail on Sundaу (Великобритания). 12.08.08.

44). О. Мэттьюс. Так почему же Грузия попалась в эту ловушку // Daily Mail (Великобритания). 11.08.08.

45). П. Хэлпин. Грузия проигрывает России в бою, зато выигрывает в информационной войне // The Times (Великобритания). 13.08.08.

46). М.С. Маджори Миллер. Продуманная игра // The Los Angeles Times (США). 12.08.08.

47). «Российская война амбиций» (ред.статья) // The New York Times (США). 12.08.08

48). The Financial Times (Великобритания). 09.08.08.

49) The New York Times. The Los Angeles Times (США). 14.08.08.

50). «Стремление России к величию» (ред. статья) // The Times (Великобритания). 11.08.08.

51). Т. Миодушевская. Саакашвили обиделся на западные СМИ // Аргументы и факты. 20.08.08.

52). Газета «День» Украина. – 09.08.08. М. Сирук. Силовой вариант // День (Украина). 09.08.08.

53). Св. Лурье. От войны провокаций к панполярному миру // Политический класс. 24.12.08.

54). The Los Angeles Times (США). 19.08.08.

Грузию».

56). С. Марков. Война только началась // Завтра. 10.09.08.

57). А. Дугин. Война только началась // Завтра. 10.09.08.

58). Ю. Бардахчиев. Пейзаж после битвы // Завтра. 17.09.08.