Интервью ИА «Рес» полномочного представителя президента Южной Осетии по вопросам постконфликтного урегулирования Мурата Джиоева

Новости, Официально - 2014/08/04 - 08:24

- В последнее время в Грузии вновь активно обсуждается вопрос открытия Эргнетского рынка, грузинская сторона поднимала этот вопрос и в ходе прошедшей на этой неделе встрече участников МПРИ. Власти Южной Осетии не раз заявляли о своей позиции по этому поводу. С чем, по Вашему мнению, связаны попытки Грузии вновь актуализировать этот вопрос?

- Мы бы не стали комментировать вопрос о так называемом Эргнетском рынке, поскольку это внутреннее дело Грузии, если бы в это дело грузинская сторона опять не вкладывала политический подтекст. Дело в том, что об этом рынке опять говорят с явной провокационной целью. Всем ясно, что Эргнет находится около государственной границы Южной Осетии с Грузией, а грузинские власти делают вид, будто этой границы нет, и говорят о развитии местного населения. И все их разглагольствования об интересах местного населения являются не более, чем пропагандисткой бутафорией.
Местное население хорошо знает, что там проходит госграница между двумя государствами, у которых нет никаких отношений. Поэтому любые попытки создания рынка около границы чреваты осложнением ситуации. Известно, что госграница Южной Осетии с Грузией охраняется, и никто не сможет нарушать ее. Если же власти Грузии хотят установить с Южной Осетией нормальные добрососедские отношения, развивать экономические отношения, то, прежде всего, должны договориться о границе.
В этой связи я повторяю, что Южная Осетия неоднократно предлагала грузинской стороне, в том числе через международных посредников - сопредседателей Женевских дискуссий - приступить к совместной работе по делимитации демаркации государственной границы. Мы еще раз повторяем, что к этой работе мы готовы. После того как будет проведена делимитация и демаркация границы, и граница будет признана, на ней можно установить нормальную работу пограничного пропускного пункта, связывающего два соседних государства. И только после этого можно говорить об экономических и торговых отношениях.
В нынешнем грузинском понимании - это будет умышленным нагнетанием обстановки в районе государственной границы, что чревато осложнением не только на границе, но и между нашими государствами, что, конечно, нежелательно. И в рамках Женевских дискуссий, и в повседневной работе мы прилагаем много усилий к тому, чтобы, наконец-то, отношения между нами были улажены.
До этого всякие разглагольствования вокруг Эргнетского рынка – это не более, чем умышленное нагнетание обстановки в районе югоосетинско-грузинской государственной границы.

- Бывает ли эта тема предметом обсуждения на Женевских дискуссиях?

- На Женевских дискуссиях этот вопрос не поднимался. Но он поднимался несколько лет назад во времена правления в Грузии Михаила Саакашвили, затем этот вопрос раздули в СМИ, и один раз подняли его на заседании МПРИ. На последней встрече МПРИ мы также заявили, что разговоры об этом возможны только после установления нормальных отношений между двумя государствами и подписания соглашения о государственной границе.
Если нынешние власти будут повторять то, что делали власти Сакашвили – это значит, они не отказываются от той политики, которая проводила клика Саакашвили в отношении Южной Осетии.

- Не могли бы Вы прокомментировать недавнее заявление премьер-министра Грузии Гарибашвили, сделанное им после подписания Грузией договора об ассоциации с ЕС, о том, что у осетин и абхазов теперь есть возможность стать частью Европы?

- Путь грузинский премьер-министр ратует за благополучие народа Грузии. За народы Южной Осетии и Абхазии, я думаю, их власти заботятся. Тем более у нас есть свои возможности выхода на Европу, и грузинский вариант нам совершенно не нужен. Это другое государство, и с кем оно устанавливает отношения, это их дело. Другое дело, что тем самым власти Грузии хотят подчеркнуть в чисто пропагандистских целях, что Южная Осетия является частью Грузии. На самом деле это не соответствует реальности, которая сложилась уже много лет назад. И властям Грузии пора признать существующие реалии.
Получается, что раз Евросоюз и Грузия заключают соглашение об ассоциации, то видимо ЕС реально, если даже они об этом вслух не говорят, признает Грузию в ныне существующих границах. С 90-го года Южная Осетия не входит в состав Грузии, с 92-го года не входит в состав Грузии и Абхазия.
То есть грузинское государство в международное сообщество вошло без Южной Осетии и Абхазии, как бы они это не преподносили.

- В июле было принято еще одно важное решение - Конгресс США во втором чтении принял проект закона, согласно которому Грузия получает статус союзника США без членства в НАТО…

- Точнее было бы записать Грузию в ученики, потому что ни для кого не секрет, что действиями Грузии многие годы руководит США. Недавно на Женевских дискуссиях, когда мы говорили об озабоченности в Южной Осетии ситуацией на Украине, я так и заявил, что в этих событиях мы видим практическое повторение того, чтобы было в отношениях между Южной Осетией и Грузией в начале 90-х годов, отметив, что в обоих случаях чувствуется почерк одного учителя.

http://cominf.org/node/1166502538